В ПРИФРОНТОВОМ ЛЕСУ 


С берез, неслышен, невесом,
Слетает желтый лист.
Старинный вальс "Осенний сон"
Играет гармонист.

Вздыхают, жалуясь, басы,
И, словно в забытьи,
Сидят и слушают бойцы -
Товарищи мои.

Под этот вальс весенним днем
Ходили мы на круг,
Под этот вальс в краю родном
Любили мы подруг;

Под этот вальс ловили мы
Очей любимых свет,
Под этот вальс грустили мы,
Когда подруги нет.

И вот он снова прозвучал
В лесу прифронтовом,
И каждый слушал и молчал 
О чем-то дорогом;

И каждый думал о своей,
Припомнив ту весну,
И каждый знал - дорога к ней
Ведет через войну...

Так что ж, друзья, коль наш черед,-
Да будет сталь крепка!
Пусть наше сердце не замрет,
Не задрожит рука;

Пусть свет и радость прежних встреч
Нам светят в трудный час,
А коль придется в землю лечь,
Так это ж только раз.

Но пусть и смерть - в огне, в дыму -
Бойца не устрашит,
И что положено кому -
Пусть каждый совершит.

Настал черед, пришла пора,-
Идем, друзья, идем!
За все, чем жили мы вчера,
За все что завтра ждем!

1942


ЛЕТЯТ ПЕРЕЛЕТНЫЕ ПТИЦЫ 


Летят перелетные птицы
В осенней дали голубой,
Летят они в жаркие страны,
А я остаюся с тобой,
А я остаюся с тобою,
Родная навеки страна!
Не нужен мне берег турецкий,
И Африка мне не нужна.

Немало я стран перевидел,
Шагая с винтовкой в руке.
И не было горше печали,
Чем жить от тебя вдалеке.
Немало я дум передумал
С друзьями в далеком краю.
И не было большего долга,
Чем выполнить волю твою.

Пускай утопал я в болотах,
Пускай замерзал я на льду,
Но если ты скажешь мне снова,
Я снова все это пройду.
Желанья твои и надежды
Связал я навеки с тобой -
С твоею суровой и ясной,
С твоею завидной судьбой.

Летят перелетные птицы
Ушедшее лето искать.
Летят они в жаркие страны,
А я не хочу улетать,
А я остаюся с тобою,
Родная моя сторона!
Не нужно мне солнце чужое,
Чужая земля не нужна.

1948, Внуково



СНОВА ЗАМЕРЛО ВСЁ ДО РАССВЕТА 


Снова замерло всё до рассвета - 
Дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь. 
Только слышно - на улице где-то 
Одинокая бродит гармонь:

То пойдёт на поля, за ворота, 
То обратно вернется опять, 
Словно ищет в потёмках кого-то 
И не может никак отыскать.

Веет с поля ночная прохлада, 
С яблонь цвет облетает густой... 
Ты признайся - кого тебе надо, 
Ты скажи, гармонист молодой.

Может статься, она - недалёко, 
Да не знает - её ли ты ждёшь... 
Что ж ты бродишь всю ночь одиноко, 
Что ж ты девушкам спать не даёшь?!

1945



УСЛЫШЬ МЕНЯ, ХОРОШАЯ 


Услышь меня, хорошая,
Услышь меня, красивая -
Заря моя вечерняя,
Любовь неугасимая!

Иду я вдоль по улице,
А месяц в небе светится,
А месяц в небе светится,
Чтоб нам с тобою встретиться.

Еще косою острою
В лугах трава не скошена,
Еще не вся черемуха
В твое окошко брошена;

Еще не скоро молодость
Да с нами распрощается.
Люби ж, покуда любится,
Встречай, пока встречается.

Встречай меня, хорошая,
Встречай меня, красивая -
Заря моя вечерняя,
Любовь неугасимая!

1945


ВРАГИ СОЖГЛИ РОДНУЮ ХАТУ 


Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?

Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.

Стоит солдат - и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: "Встречай, Прасковья,
Героя - мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол,-
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел..."

Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только теплый летний ветер
Траву могильную качал.

Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой.

"Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришел к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам..."
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.

Он пил - солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
"Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил..."

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.

1945



КАКИМ ТЫ БЫЛ, ТАКИМ ОСТАЛСЯ... 


Каким ты был, таким остался,
Орел степной, казак лихой...
Зачем ты снова повстречался,
Зачем нарушил мой покой?

Зачем опять в своих утратах
Меня ты хочешь обвинить?
В одном я только виновата,
Что нету сил тебя забыть.

Свою судьбу с твоей судьбою
Пускай связать я не могла,
Но я жила одним тобою,
Я всю войну тебя ждала.

Ждала, когда наступят сроки,
Когда вернешься ты домой,
И горьки мне твои упреки,
Горячий мой, упрямый ной.

Но ты взглянуть не догадался,
Умчался вдаль, казак лихой...
Каким ты был, таким остался,
А ты и дорог мне такой.

1949 



ЗДЕСЬ ПОХОРОНЕН КРАСНОАРМЕЕЦ 


Куда б ни шел, ни ехал ты,
Но здесь остановись,
Могиле этой дорогой
Всем сердцем поклонись.

Кто б ни был ты - рыбак, шахтер,
Ученый иль пастух,-
Навек запомни: здесь лежит
Твой самый лучший друг.

И для тебя и для меня
Он сделал все, что мог:
Себя в бою не пожалел,
А родину сберег.

1942



МЫ ШЛИ... 


Мы шли молчаливой толпою, -
Прощайте, родные места! -
И беженской нашей слезою
Дорога была залита.

Вздымалось над селами пламя,
Вдали грохотали бои,
И птицы летели над нами,
Покинув гнездовья свои.

Зверье по лесам и болотам
Бежало, почуяв войну, -
Видать, и ему неохота
Остаться в фашистском плену.

Мы шли... В узелки завязали
По горстке родимой земли,
И всю б ее, кажется, взяли,
Но всю ее взять не могли.

И в горестный час расставанья,
Среди обожженных полей,
Сурово свои заклинанья
Шептали старухи над ней:

- За кровь, за разбой, за пожары,
За долгие ночи без сна
Пусть самою лютою карой
Врагов покарает она!

Пусть высохнут листья и травы,
Где ступит нога палачей,
И пусть не водою - отравой
Наполнится каждый ручей.

Пусть ворон - зловещая птица -
Клюет людоедам глаза,
Пусть в огненный дождь превратится
Горючая наша слеза.

Пусть ветер железного мщенья
Насильника в бездну сметет,
Пусть ищет насильник спасенья,
И пусть он его не найдет

И страшною казнью казнится,
Каменья грызя взаперти...

Мы верили - суд совершится.
И легче нам было идти.

1942



ОГОНЕК 


На позиции девушка
Провожала бойца,
Темной ночью простилася
На ступеньках крыльца.

И пока за туманами
Видеть мог паренек,
На окошке на девичьем
Всё горел огонек.

Парня встретила славная
Фронтовая семья,
Всюду были товарищи,
Всюду были друзья.

Но знакомую улицу
Позабыть он не мог:
- Где ж ты, девушка милая,
Где ж ты, мой огонек?

И подруга далекая
Парню весточку шлет,
Что любовь ее девичья
Никогда не умрет;

Всё, что было загадано,
В свой исполнится срок, -
Не погаснет без времени
Золотой огонек.

И просторно и радостно
На душе у бойца
От такого хорошего
От ее письмеца.

И врага ненавистного
Крепче бьет паренек
За Советскую Родину,
За родной огонек.

1942



В ДНИ ОСЕНИ 


Не жаркие, не летние,
Встают из-за реки -
Осенние, последние,
Останние деньки.

Еще и солнце радует,
И синий воздух чист.
Но падает и падает
С деревьев мертвый лист.

Еще рябины алые
Все ждут к себе девчат.
Но гуси запоздалые
"Прости-прощай!" кричат.

Еще нигде не вьюжится,
И всходы - зелены.
Но все пруды и лужицы
Уже застеклены.

И рощи запустелые
Мне глухо шепчут вслед,
Что скоро мухи белые
Закроют белый свет...

Нет, я не огорчаюся,
Напрасно не скорблю,
Я лишь хожу прощаюся
Со всем, что так люблю!

Хожу, как в годы ранние,
Хожу, брожу, смотрю.
Но только "до свидания!"
Уже не говорю...

Осень 1967, Внуково 



ОЙ, ЦВЕТЕТ КАЛИНА 


Ой, цветет калина
В поле у ручья.
Парня молодого
Полюбила я.

Парня полюбила
На свою беду:
Не могу открыться,
Слова не найду.

Он живет - не знает
Ничего о том,
Что одна дивчина
Думает о нем...

У ручья с калины
Облетает цвет,
А любовь девичья
Не проходит, пет.

А любовь девичья
С каждым днем сильней.
Как же мне решиться -
Рассказать о ней?

Я хожу, не смея
Волю дать словам...
Милый мой, хороший,
Догадайся сам!

1949



ОЙ, ТУМАНЫ МОИ... 


Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родные леса и луга!
Уходили в поход партизаны,
Уходили в поход на врага.

На прощанье сказали герои:
- Ожидайте хороших вестей. -
И на старой смоленской дороге
Повстречали незваных гостей.

Повстречали - огнем угощали,
Навсегда уложили в лесу
За великие наши печали,
За горючую нашу слезу.

С той поры да по всей по округе
Потеряли злодеи покой:
День и ночь партизанские вьюги
Над разбойной гудят головой.

Не уйдет чужеземец незваный,
Своего не увидит жилья...
Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родная сторонка моя!

1942



ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ 


Отходили свое, отгуляли метели,
Отшумела в оврагах вода.
Журавли из-за моря домой прилетели,
Пастухи выгоняют стада.

Веет ветер весенний - то терпкий, то сладкий,
Снятся девушкам жаркие сны.
И все чаще глядят на дорогу солдатки -
Не идут ли солдаты с войны.

Пусть еще и тиха и безлюдна дорога,
Пусть на ней никого не видать,-
Чует сердце - совсем уж, совсем уж немного
Остается теперь ожидать.

Скоро, скоро приказ о победе услышат
В каждом городе, в каждом селе.
Может статься, сегодня его уже пишут
Всем на радость в Московском Кремле.


Апрель 1945



* * * 

Попрощаться с теплым летом
Выхожу я за овин.
Запылали алым цветом
Кисти спелые рябин.

Всё молчит - земля и небо,
Тишина у всех дорог.
Вкусно пахнет свежим хлебом
На току соломы стог.

Блекнут травы. Дремлют хаты.
Рощи вспыхнули вдали.
По незримому канату
Протянулись журавли.

Гаснет день. За косогором
Разливается закат.
Звонкий месяц выйдет скоро
Погулять по крышам хат.

Скоро звезды тихим светом
Упадут на дно реки.
Я прощаюсь с теплым летом
Без печали и тоски.

1925



КАТЮША 


Расцветали яблони и груши, 
Поплыли туманы над рекой. 
Выходила на берег Катюша, 
На высокий берег на крутой.

Выходила, песню заводила 
Про степного сизого орла, 
Про того, которого любила, 
Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья, 
Ты лети за ясным солнцем вслед:
И бойцу на дальнем пограничье 
От Катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую, 
Пусть услышит, как она поет, 
Пусть он землю бережет родную, 
А любовь Катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши, 
Поплыли туманы над рекой. 
Выходила на берег Катюша, 
На высокий берег на крутой. 

1938



ВЕСНА 


Растаял снег, луга зазеленели,
Телеги вновь грохочут по мосту,
И воробьи от солнца опьянели,
И яблони качаются в цвету.

По всем дворам - где надо и не надо -
С утра идет веселый перестук,
И на лужайке принимает стадо
Еще зимою нанятый пастух.

Весна, весна кругом живет и дышит,
Весна, весна шумит со всех сторон!..
Взлетел петух на самый гребень крыши,
Да так поет, что слышит весь район.

Раскрыты окна. Веет теплый ветер,
И легкий пар клубится у реки,
И шумно солнцу радуются дети,
И думают о жизни старики.

1927



ДО СВИДАНЬЯ, ГОРОДА И ХАТЫ... 
(Походная)

До свиданья, города и хаты,
Нас дорога дальняя зовет.
Молодые смелые ребята,
На заре уходим мы в поход.

На заре, девчата, выходите
Комсомольский провожать отряд.
Вы без нас, девчата, не грустите,
Мы придем с победою назад.

Мы развеем вражеские тучи,
Разметем преграды на пути,
И врагу от смерти неминучей,
От своей могилы не уйти.

Наступил великий час расплаты,
Нам вручил оружие народ.
До свиданья, города и хаты,-
На заре уходим мы в поход.

1941


НА ЗАРЕ ТУМАННОЙ ЮНОСТИ


Вновь смоленские наши края
Затопило, заполнило лето.
И туманная юность моя -
Словно вправду - поблизости где-то.

То ли бродит в потемках одна,
Где в полях перепелки печалятся,
То ль с друзьями своими она
У костра ночного встречается.

И уже не торопится прочь,
Непоседа моя быстроногая,
Жадно слушая "Майскую ночь"
Николая Васильича Гоголя.

А быть может, верста за верстой,
Пуще смерти боясь опоздания,
В ночь спешит на свидание к той,
Что - увы! - не придет на свидание.

Или все же, надежды полна,
Позабыв ожидания тщетные,
Той же самой, все той же она
Пишет письма свои безответные.

А быть может, все это не в счет,
Может хату родную покинула
И теперь уже поезда ждет
В столь знакомом поселке Павлиново?

Здесь ей больше не жить, не бродить -
Новый путь для нее начинается...
. . . . . . . . . . . .
Если юность нельзя воротить,
То зачем же она вспоминается?!

1968



***

С прежним другом я свиделся,
Сел с ним рядом за стол...
Но и этот обиделся
И с обидой ушел.

Прежний друг, без сомнения,
Хмурым стал оттого,
Что в свое сочинение
Не вписал я его;

Не назвал я той местности,
Где он сызмальства жил,
И оставил в безвестности
Все, что он совершил;

Не увидел я доблести,
Что пылала огнем,
А приметил лишь проблески
Этой доблести в нем...

И сижу я, расстроенный...
Впрочем, я ль виноват,
Что казаться героями
Все почти норовят?

Не таланты, не гении, -
Жаждут все же блеснуть,
Чтоб травою забвения
Не покрылся их путь;

Чтоб хоть малость упрочиться,
Хоть на несколько б лет...
Всем бессмертия хочется,
А бессмертия - нет.

1969



ДВЕНАДЦАТЬ ТРАВ

Хорошо походкой вялой
Мять в лугах шелка отав,
Под Ивана под Купала
Собирать двенадцать трав.

Под подушку - травы в клети,
И, в прохладной тишине,
Может статься, на рассвете
Милый явиться во сне...

Ночь проходит. День стучится.
Просыпается народ.
Только суженный не снится,
Только ряженный нейдет.

Небо радостно над хатой,
А на сердце - грусть-тоска.
Знать, напрасно были смяты 
Те отавные шелка.

1920


СЛОВО К ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ

Оно пришло, не ожидая зова,
Пришло само - и не сдержать его...
Позвольте ж мне сказать Вам это слово,
Простое слово сердца моего.

Тот день настал. Исполнилися сроки.
Земля опять покой свой обрела.
Спасибо ж Вам за подвиг Ваш высокий,
За Ваши многотрудные дела.

Спасибо Вам, что в годы испытаний
Вы помогли нам устоять в борьбе.
Мы так Вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Вы были нам оплотом и порукой,
Что от расплаты не уйти врагам.
Позвольте ж мне пожать Вам крепко руку,
Земным поклоном поклониться Вам.

За Вашу верность матери-отчизне,
За Вашу мудрость и за Вашу честь,
За чистоту и правду Вашей жизни,
За то, что Вы - такой, какой Вы есть.

Спасибо Вам, что в дни великих бедствий
О всех о нас Вы думали в Кремле,
За то, что Вы - повсюду с нами вместе,
За то, что Вы живете на земле.



ПЕРВЫЙ ТОСТ

Наш лучший праздник входит в дом,
И к встрече все готово,
И мы за праздничным столом
Сойдемся нынче снова.

Мы вспомним сорок первый год:
Земли разрытой комья;
Метель метет,
Война идет
На нивах Подмосковья.

Мы вспомним утро под Москвой,
Редеющую темень
И речь на площади на той,
Где похоронен Ленин.

Она в те дни для нас была
Звездою путеводной,
Она звала,
Она вела
К победе всенародной.

И час пришел. И срок настал, -
Судьба земли решилась.
И все, что Сталин предсказал,
Сбылося, совершилось.

На сотни верст, на тыщи верст
Упали все твердыни.
И потому мы первый тост
За Сталина поднимем. -

Кто вел нас в бой в огне, в дыму,
Кто всюду побеждает.
И пожелаем мы ему,
Чего он сам желает,

И клятву мы дадим свою,
Его сыны и внуки,
Что и в работе, как в бою,
Мы не опустим руки.

В том наша доблесть, наша честь.
Наш долг и подвиг новый.
Пусть труден он, но сила есть,
И мы к нему готовы.

По всем краям родной страны,
Где шли враги лавиной,
Мы раны тяжкие войны
Залечим до единой.

Мы воздадим тебе, земля,
За все твои утраты,
Засеем заново поля,
Построим снова хаты.

Поднимем к небу города
Из пепла, из развалин,
Чтоб не осталось и следа
От скорби и печали;

Чтобы расти нам, что ни год,
В родной Стране Советов...
И снова Сталин нас ведет
К великой цели этой.

И вновь, как в годы бурь и гроз,
Его нам светит имя.
И потому мы первый тост
За Сталина поднимем!


ИСПОЛНИМ СТАЛИНСКИЙ ЗАВЕТ

Мы знаем - к человеку непреложно
Приходит смерть, когда настанет час.
И все ж представить было невозможно,
Что Сталина не будет среди нас.

И горько нам, и нет нигде предела,
Нет скорби человеческой конца,
Что умер он - земля осиротела,-
Народ лишился друга и отца.

Все, что в народе счастьем называлось,
Его руками было нам дано.
И сколько б слез о нем ни проливалось,
Его нельзя оплакать все равно.

И пусть рыданий мы сдержать не в силе,
В гробу вождя увидев своего,-
Но если бы мы руки опустили,
То недостойны были бы его,

И пусть в печали нас нельзя утешить,
Но он, учитель, нас учил всегда:
Не падать духом, голову не вешать,
Какая б ни нагрянула беда.

Нет, даже в скорби мы не безоружны -
Сыны народа, Сталина сыны:
Мы твердо помним, что нам делать нужно,
Какой вершины мы достичь должны!

И мы клянемся партии сегодня,
Что в нашем сердце колебаний нет,
Что мы на труд готовы и на подвиг,
Что мы исполним Сталинский завет!

1953



НИКТО МНЕ В ДЕТСТВЕ НЕ ДАРИЛ ИГРУШЕК

Никто мне в детстве не дарил игрушек,
Ни разу я на елке не бывал.
В лесу я слушал, но не птиц, а птушек,
Как мой отец пернатых называл.

На плавал я в проливе Лаперуза,
Морских просторов не видал пока.
И не читал я Робинзон Крузо,
А знал лишь про Ивана-дурака.

И хоть я первым в школьных шел науках,
Все до последней понимал строки,
Ходил я в школу не в штанах, не в брюках,
А - уж простите! - надевал портки.

У нас такое издавна водилось -
Не мог я стать со всеми наравне:
Что хорошо - к другим само катилось,
А что плохое - доставалось мне...

Но я отнюдь не жалуюсь на это
И не ищу спасительной статьи:
С тех пор как взвился жаркий стяг Советов,
Все жалобы рассмотрены мои;

Все судьбы изменилися людские,
И, с вещим словом ленинским в душе,
Мы за полвека сделались такие,
Что нам весь свет завидует уже.

И что там пенье птушек или пташек,
Когда нам в руки отдана сполна
Не только ты, Земля родная наша,
Но отдан Марс, Венера и Луна.

И нам в Державе Дружбы и Согласья
Доступно все, чем ни было б оно.
И все мои несчастья и ненастья
Давно прошли. Рассеялись давно.

И жить бы мне, забыв про все невзгоды, -
Просторно, щедро, а не как-нибудь.
Да только жаль, что быстро тают годы
И их уже никак нельзя вернуть.

И все мне горше с каждым расставаться,
От каждого все дальше отступать.
Ах, если бы сбросить лет хотя бы двадцать,
А если можно, то и двадцать пять!

Лет двадцать пять... Пустое искушенье! -
Бессильна здесь сама природа-мать.
И все же, все ж великое свершенье
Великих дел я мог бы увидать!

И все же, все ж мне очень бы хотелось
Увидеть мир в грядущем бытии.
Я б сделал все, что нынче не успелось,
И думы б все додумал я свои.

И сверх того - пускай совсем не первым! -
На Марсе и, конечно, на Луне
Я побывать хотел бы. И, наверно,
Прогулку эту разрешили б мне.

Декабрь, 1972


ЗИМНИЙ ВЕЧЕР


За окошком в белом поле –
Сумрак, ветер, снеговей...
Ты сидишь, наверно, в школе,
В светлой комнатке своей.

Зимний вечер коротая,
Наклонилась над столом:
То ли пишешь, то ль читаешь,
То ли думаешь о чем.

Кончен день – и в классах пусто,
В старом доме тишина,
И тебе немножко грустно,
Что сегодня ты одна.

Из-за ветра, из-за вьюги
Опустели все пути,
Не придут к тебе подруги
Вместе вечер провести.

Замела метель дорожки, –
Пробираться нелегко.
Но огонь в твоем окошке
Виден очень далеко.


 Рейтинг@Mail.ru

rss
Не могу соединиться с MySQL.
Карта